powered by FreeFind
         RUSSIAN         FRANÇAIS         ENGLISH         DEUTSCH         Contact        

АЛЕКСАНДР ЗИНОВЬЕВ

М.Зальтцберг

Иди на Голгофу

10 мая 2006 года скончался один из самых выдающихся ученых и мыслителей 20 века Александр Зиновьев. Но интерес к его творчеству не только не угасает, а растет в России, и в цивилизованном мире. В России продолжает действовать основанный им институт социологических исследований , носящий имя Зиновьева. Издаются его книги , пресса и телевидение не обходят его своим вниманием. Во Франции недавно состоялся семинар , посвященный памяти ученого.

Но самое главное - не утихают споры о нем как об ученом и писателе! В официальных встречах, на семинарах и в домашних беседах люди до сих пор решают: кто он, с кем он, зачем он? Нередко дело доходит и до прямой вражды между спорщиками! 15 июля в Русском Культурном центре Хьюстона состоится семинар посвященный памяти Александра Зиновьева. Докладчиком будет автор этой статьи. Крепкая дружба связывает меня с семьей Зиновьева и с ним самим на протяжении 23 лет. Прочитав в 1976 году его потрясающую книгу “Зияющие высоты” , я начал методически, с карандашом в руках изучать все, что выходило в свет с именем Зиновьева. Литературный блеск, глубина анализа и новые, никогда ранее не применявшиеся методы изучения человеческих сообществ сделали из меня и из многих почитателей Зиновьева его прилежных учеников. Кроме более чем десятка книг по логике, его прямой специальности, Зиновьевым написано более 30 книг, посвященных социологии и организации больших человеческих сообществ, которые он называл “ человейниками”. Книги Зиновьева переведены на 22 языка, он член нескольких академий, лауреат самых престижных литературных премий Европы. С 1984 года мы начали регулярно преписыватся, говорить по телефону и встречаться то в Мюнхене ( а последние годы и в Москве), то в Хьюстоне. За это время мною написано и опубликовано немало статей, посвященных творчеству Зиновьева. Он читал их все и давно уже стал называть меня своим прилежным учеником. Именно поэтому я взял на себя смелость говорить об этом гениальном человеке перед живой аудиторией. Полагая, что мои читатели и слушатели знакомы с именем Зиновьева и его основными работами, я тем не менее кое-что напомню для предстоящей дискус- сии.

Профессор, доктор философских наук, заведующий кафедрой логики Московского Государственного Университета, старший научный сотрудник Института Философии Академии Наук СССР Александр Зиновьев был изгнан вместе с семьей из СССР в 1978 году за публикацию в Щвейцарии его книги “ Зияющие высоты”. Книга стала сенсацией и немедленно была перевдена на все основные языки, которыми пользуется человечество и удостоена нескольких престижных литературных премий. Она разошлась, разумеется нелегально, по Советскому Союзу и не было в стране интеллигентной семьи, где с серьезным риском не читали бы ее или хотя бы не знали о ней. Книга восхищала всех! Литературный шедевр и одновременно социологическое исследование на таком уровне, что казалось большой институт занимался этим годами. Следует помнить, что книга вышла в разгар холодной войны, в годы наибольшей дессидентской активности в СССР и поэтому она привлекла в мире такое внимание, какого не удостаивалась ни одна работа, посвященная коммунизму со времен Маркса.

Это не была книга, вскрывающая ужасы ГУЛАГА или сталинских чисток. Таких книг появилось уже немало к тому времени и читатели к ним попривыкли. Это был новый литературный жанр. Зиновьев назвал его “ социологическим романом” и этот жанр оказался весьма популярным. Почти все остальные книги Зиновьева были написаны в этом же стиле и поэтому интерес к ним не ослабевал у читателей, далеких от социо- логии или политологии. “Зияющие высоты” и последующие книги Зиновьева не принадлежали к критической литературе впрямую. Они незаметно подводили читателя к мысли о закономерности всего происходившего в СССР, о неизбежности всех ужасов и трудностей жизни в коммунистическом обществе. Вывод всегда был один . Если страна задалась целью строительства коммунизма, то все что происходило было неизбежным следствием этого. А чудовищные жертвы были не злым умыслом вождей, а той единственной валютой, которую пришлось уплатить за колоссальный рывок в индустриальной и культурной области за беспримерно короткое время. Другой просто не было. Этим выводом Зиновьев похоронил миф о коммунизме с человеческим лицом на западный лад. После его работ об этом никто уже и не заикается, чтобы не выглядеть смешным.

Особенно замечательными я считаю книги : “ Нашей юности полет”, Желтый дом” , “ Гомо советикус” и “Иди на Голгофу “. Это не значит, что другие хоть на иоту уступают названным. Просто мало кто готов посвятить изучению работ Зиновьева несколько лет, а эти книги особенно концентрированно знакомят нас с методами и ваводами гениального автора.

Почему эта статья называется “ Иди на Голгофу”? Весь жизненный путь Зиновьева иначе как крестным путем и не назовешь. Голодное детство и жизнь в подвале , арест в 1939 году за антисталинстские высказывания в Университете и побег из под ареста, нелегальное существование до начала войны, четыре года войны , которую летчик, трижды прыгавший с парашютом из горящего самолета, орденоносец Зиновьев закончил как герой в чине капитана. Учеба в МГУ с постоянным страхом быть снова арестованным.

Даже благополучные годы после окончания Университета , ознаменованные защитой кандидатской и докторской диссертации , были омрачены тем, что он всегда был на подозрении, всегда был “ не наш”, так как вел себя “ неправильно”. А с 1970 года жизнь в постоянной опасности , так как он начал работу над главным трудом всей своей жизни “ Зияющими высотами”. И он , и его жена Ольга прекрасно знали на что они идут. И тогда, когда в глубокой тайне писалась эта книга, и тогда, когда Алек- сандр переправлял части книги на Запад, и тем более тогда, когда он дал согласие на ее публикацию. Им обоим грозила тюьма, концлагерь на долгий срок и лишение родительских прав. Их дочка Полина была совсем маленькой.

Александр говорил Ольге , что жить не опубликовав эту книгу он бы физически не смог и она ответила - “действуй”! Всю жизнь он шел против течения, всю жизнь он объяснял людям как надо понимать действительность, всю жизнь он подвергался нападкам непонимающих и слишком хорошо понимающих, чего они на самом деле стоят по сравнению с ним . И изгнание с родины в ненавистную Германию, и несколько покушений КГБ на его жизнь, были тоже путем на Голгофу , сознательно им выбранным.

Даже его смерть от рака мозга сопровождалась мучениями, которые он претерпел не столько от болезни, сколько от реформированной советской медицины . Рассказ о его последних днях приводит слушателей в оцепенение и иначе как Освенцимом , больницу, куда он попал назвать немыслимо!

Чему же учил нас Зиновьев? Почему бесценно его наследие? Впервые в социологии он применил метод выделения характерной для данного общества “ клеточки”, изучения ее и распространения выводов на все общество. Точно так же, как палеонтолог воссоздает по нескольким костям гигантского динозавра. Многие его методы восходят к точным наукам и прежде всего к термодинамике и квантовой механике. Впервые Зиновьев сформулировал два диаметрально противоположных метода анализа и мышления в социальных науках. Метод научный и метод идеологический. Он же заявил, что марксизм вовсе не бред и не утопия. Просто, то что сделали из из марксизма его коммунистические последователи ничего общего с марксизмом не имеет. Впервые Зиновьев сформулировал закон, по которому уровень социальной защиты обратно пропорционален экономической эффективности системы. И как следствие этого становится ясной неправомерность сравнения коммунистической системы с капиталистической ни по уровню жизни, ни по производительности их промышленности. У них и цели-то разные.

Большое внимание уделено Зиновьевым самой взрывоопасной теме: качеству человеческого материала. Речь не идет о вулгарном высоком или низком качестве. Речь идет о том, что разный человеческий материал порождает разные культуры, цивилизации и социальные организмы. Особенно ненавистен идеологически мыслящим вывод Зиновьева о том, что разные народы стоят не на разных ступенях одной лестницы историчечского развития, а на разных лестницах вообще. А последние его работы, посвященные перестройке и ее результатам особенно неприязненно встречаются большинством читателей. И здесь причиной является все то же незнание его работ, и поверхностное знакомство с тем, что делают газетчики и телевизионщики из интервью с ученым. Невозможно в рамках одной статьи даже перечислить скровища, оставленные нам в наследство этим гением. И на предстоящем семинаре это тоже будет немыслимо. Может быть для интересующихся мы организуем что-то вроде курсов по изучению работ Александра Зиновьева. Известно ведь, что нет ничего более интересного, чем следовать за мыслью великого человека.

25 мая 2007 года.



ЖИЗНЬ