powered by FreeFind
         RUSSIAN         FRANÇAIS         ENGLISH         DEUTSCH         Contact        

АЛЕКСАНДР ЗИНОВЬЕВ

ЛЬГОТЫ

Очередная реформа в оргии реформаторства, касающаяся льгот, неожиданно для реформаторов породила массовые протесты. Реформаторы развили бурную пропагандистскую деятельность, пытаясь убедить граждан, пользовавшихся какими-то льготами, в том что замена системы льгот на денежные выплаты принесет им несомненные блага. Но одно дело - словесные пропагандистские трюки, и другое дело - реальная жизнь граждан, имеющих крайне низкий (можно сказать - нищенский) жизненный уровень. Они сразу почувствовали на своей шкуре, что эта реформа выражает что-то такое, что не имеет ничего общего с лицемерной заботой об их благополучии. И они стали бунтовать. Бунты незначительные в сопоставлении с их жалким положением, - случись нечто подобное с западноевропейскими народами, такие бунты были бы в десятки раз сильнее, - однако и они явно напугали реформаторов. Чтобы сверх всякой меры покорные россияне, примирившиеся с беспрецедентным социальным погромом горбачевско-ельцинских лет, взбунтовались по такому "пустяку", как изменение ситуации с городским и пригородным транспортом, это нечто случайное и ненормальное (по мысли мудрых реформаторов). Реформаторы бросились искать причины в непонимании сути реформы "простыми людьми", в неправильном проведении на местах умной и справедливой (опять-таки по мысли мудрых реформаторов) реформы, исходящей от высшей власти, и даже в кознях посторонних злоумышленников-агитаторов.

В сравнении с теми колоссальными (можно сказать - эпохальными) потерями, которые понесло подавляющее большинство россиян вследствие переворота в горбачевско- ельцинские годы, потери в результате рассматриваемой реформы выглядят действительно незначительными, а то и вообще не выглядят для кого-то потерями, - что бы не делали реформаторы, всегда найдутся такие граждане, которые публично похвалят их за это и даже что-то выгадают для себя. Однако в этом инциденте для широких слоев россиян проявляется глубокая социальная сущность произошедшего переворота, его последствия и перспективы для них. Ниже я скажу кратко об одном важном аспекте этого явления.

В чем заключается социальная сущность льгот, о которых идет речь? Нынешние реформаторы рассматривают их исключительно с экономической и криминальной точки зрения. Мол, не все льготники могут фактически пользоваться льготами. Мол, всякого рода жулики наживаются за счет льготников. Мол, денежной компенсацией люди свободно могут распоряжаться по своему усмотрению и т.п. А о самом главном в них умалчивают (не берусь судить, по недомыслию или умышленно). Если и упоминают, то скорее в негативном плане. Например, говорят о том, что больше половины граждан в каком-то отношении (в сфере, к которой относятся те или иные льготы) пользуются льготами, а меньшая часть граждан должна якобы их оплачивать. К вопросу о том, кто оплачивает, я вернусь ниже. Главное, о чем умалчивают реформаторы, это то, что система льгот была одним из важнейших социальных завоеваний советского периода российской истории наряду с такими социальными завоеваниями, как право на труд (гарантированное трудоустройство), бесплатное образование, медицинское обслуживание, пенсии, отдых и т.д. Независимо от того, кто и в какой мере пользовался льготами, сам факт их существования входил как важный компонент в образ жизни страны и в психологически-моральную атмосферу населения. Даже те граждане, которые не пользовались ими, жили с убеждением, что в случае надобности они в какой- то мере могут на это рассчитывать. Их роль как потенциального фактора была незримой, но огромной. Но и актуальная их роль для масс населения была ощутимо заметной. Они были важным компонентом их материального благосостояния. Замечу между прочим, что влияние советской льготной системы на все человечество, включая западный мир, было весьма значительным.

Бесспорно, в этой системе были и негативные явления, абсолютно позитивных явлений вообще не существует. Ведь и всемерно превозносимые блага западного мира имеют негативные стороны и последствия, что очевидно всеми считается естественным. Речь идет не о том, плохо это или хорошо. Кому-то плохо, кому-то хорошо, в каком-то смысле плохо, в каком-то хорошо. Речь идет о том, что это был важный компонент социальной организации страны и образа жизни ее населения. Он возник не по доброте душевной вождей и не по злому умыслу, а в силу объективных социальных законов советской (коммунистической) социальной организации, которая вошла в плоть и кровь масс людей и еще сохранялась после переворота в силу закона исторической инерции и преемственности, к чему бы не стремились реформаторы и что бы они не говорили, социальная сущность реформы, о которой идёт речь, заключается не в том, чтобы улучшить условия жизни определенной категории граждан, а в том, чтобы добивать остатки советизма (советской социальной системы и образа жизни масс населения) и ускорить процесс вымирания "совков" (или "коммуняк"), ставших балластом в жизни тех, кто стал хозяином в новой, постсоветской социальной организации России и кто выгадывает от антисоветского переворота.

Коротко скажу о том, кто оплачивает льготников. Если разделить все население страны на тех, кто имеет льготы, и тех, кто не имеет их, вывод кажется очевидным; вторые оплачивают первых. Но в таком рассуждении имеет место элементарная методологическая ошибка: такое разделение людей вырвано из реальной структуры населения страны, в которой такое разделение есть лишь ничтожная частичка в структурировании людей во многих других аспектах, причем - более важных с социологической точки зрения. Сам вопрос "кто кого тут оплачивает" просто лишен смысла. Те, кто нажил колоссальные состояния на перевороте, льготами не пользуются.
Но включать их в число тех, кто оплачивает льготников, не просто глупость, а нечто даже безнравственное. Складывается класс богатых чиновников, журналистов, деятелей культуры и т.п. А кто их всех оплачивает?! В советские годы дело не обстояло так, будто части населения недоплачивали, чтобы переплачивать другой части. Такой подход к этому явлению означает распространений понятийного аппарата и критериев, уместных в применении к обществам западного типа, на общество иного социального типа, в отношении к которому они бессмысленны. В каждом типе социальной организации складывается адекватная ей система распределения материальных благ. И такого рода явления, как льготы (и, кстати сказать, привилегии), следует рассматривать как элемент этой системы, а не сами по себе. Сейчас в России складывается социальная организация, в которой льготность есть чужеродное явление. И как бы льготники не бунтовали, их судьба предрешена. Не сегодня, так завтра этот пережиток разгромленного советизма (коммунизма) будет истреблен.

Александр Зиновьев, 20.01.05 г.



СТАТЬИ